Опыт, собранный по крупицам

Более 36 лет в пожарной охране Ханты-Мансийского округа прослужили вместе Иван Иванович Коваль и Александр Федорович Кузнецов.

Сейчас они оба на пенсии, проживают в Ханты-Мансийске, по-прежнему бодры, статны и веселы. И по-прежнему вместе… Не разделяет их жизненный путь. И неудивительно.

В далеких 60-х встретились эти два человека на ханты-мансийской земле. Оба попали по распределению в округ после окончания Свердловского пожарно-технического училища и всю жизнь посвятили одному делу – пожарной охране.

Оба скромны, о себе особо рассказывать не любят. «Да что мы! Мы – не главное! Давайте лучше о пожарной охране!» — воскликнули оба, когда мы начали разговор об их биографии.

Родились два товарища в 40-х. Иван – на Украине, в селе Новая Синявка Старосинявского района Хмельницкой области,  Александр – в Ханты-Мансийске.

И если молодой Иван Коваль после окончания десятилетки пытался поступить в Одесское мореходное училище (не приняли с формулировкой «не достиг необходимого для поступления возраста»), то у молодого Саши Кузнецова вопрос о выборе профессии после окончания вечерней школы в Ханты-Мансийске не стоял.

«В те годы начальником инспекции пожарной охраны Ханты-Мансийского окружкома работал Павел Григорьевич Баранцев, — вспоминает Александр Федорович, — Он вместе с нами учился в вечерней школе. После знакомства он пригласил меня и моего друга  Анатолия Бакшеева на беседу и предложил поступать в пожарно-техническое училище».

А Иван Коваль, перед тем как получить образование, отправился по комсомольской путевке на Ямал. Суровая северная жизнь и бытовая неустроенность не испугали молодого парня, а романтика студеного края запала в душу. Именно поэтому после окончания училища (надо отметить, с отличием) молодой Коваль рвался на Север.

Кстати, и учились коллеги в одном дивизионе, только с разницей в три года. Видимо, уже тогда судьба предопределила их жизненный путь.

В 1964 году в Тюменской области началась промышленная эксплуатация нефтяных месторождений.  В Ханты-Мансийский округ приезжает начальник Главного управления пожарной охраны МВД М.И. Земский. В Усть-Балыке проводится совещание с участием признанного специалиста по тушению газонефтяных фонтанов Г.М.Мамикоянца, начальника Управления пожарной охраны УВД Тюменской области А.В.Смоленского, представителей Министерства нефтяной промышленности СССР, объединения «Тюменьтрансгаз», начальников пожарных инспекций округа. На уровне МВД СССР признано необходимым создание отдела пожарной охраны Ханты-Мансийского автономного округа и территориального отряда военизированной пожарной охраны в г.Сургуте с территориальными подразделениями в Усть-Балыке, Сургуте, Нижневартовске, Игриме, Урае.

Молодой специалист Коваль после окончания училища попадает в управление пожарной охраны Тюменской области, через несколько месяцев переводится в поселок Усть-Балык Сургутского района, где  уже было открыто Усть-Балыкское месторождение и первая нефть отправилась на Омский нефтеперерабатывающий завод. Именно здесь молодой лейтенант проходит «школу молодого бойца», а в октябре 1965-го получает новое назначение – становится заместителем начальника окружного отдела пожарной охраны в Ханты-Мансийске.

В октябре 1967-го в этот же отдел пожарной охраны на службу поступает и Александр Кузнецов.

«Встретили нас радушно. В то время было очень тяжело с кадрами, — вспоминает Александр Федорович. – Отдел пожарной охраны на тот момент насчитывал 5 человек. Руководил отделом  капитан Александр Павлович Солнцев, а заместителем у него был старший лейтенант Иван Иванович Коваль».

По воспоминаниям ветеранов, в период 60-х в Ханты-Мансийском округе профессиональная пожарная охрана, обеспечивающая противопожарную защиту населенных пунктов, находилась в плачевном состоянии. На весь округ численность личного состава составляла 180 человек гражданского персонала, а оснащение — 9 пожарных машин. Караул пожарных частей насчитывал 3 в лучшем случае 4 человека, а штат пожарной инспекции в округе – всего 18 инспекторов. В составе — почти все фронтовики, техники нет, лошади да бочки.

«Низкий уровень заработной платы, никаких социальных гарантий сказывались и на численности личного состава, — вспоминает Александр Федорович. – В конце года, когда приходило указание укомплектовать пожарные части, мы буквально собирали людей на вокзалах. Брали всех, невзирая на происхождение, образование и социальное положение! А в начале следующего года эти люди уходили сами или их увольняли. Ведь в то время зарплата пожарного составляла около 40 рублей в месяц».

Трудности не пугали молодых специалистов. Оба четко понимали: поднимать и развивать пожарную охрану в регионе просто необходимо,  и рассчитывать можно было только на себя.

«Пример мы тогда брали с тех, кто прошел Великую Отечественную войну, — вспоминает Иван Иванович. – Они были основным мощным, надежным ядром».

С 1966 года в округе стали создаваться подразделения военизированной пожарной охраны. Первым был образован отряд в Сургуте, в подчинении у которого было пять частей – в Сургуте, Нефтеюганске, Нижневартовске, Урае и Игриме. На эти подразделения была возложена прямая функция – охрана объектов нефтегазового комплекса.

Города и населенные пункты по-прежнему находились под охраной профессиональной пожарной охраны, не способной обеспечить безопасность населения, которое привлекалось в регион и увеличивалось небывалыми темпами вместе с объемом нефтедобычи. Главным был лозунг «Западно-Сибирскую нефть – Родине!» Для выполнения планов и задач ЦК КПСС в Ханты-Мансийский округ отмобилизованы человеческие и материальные ресурсы из Украины, Эстонии, Белоруссии, Прибалтики и других республик. Расселяли прибывающих в округ людей по временному принципу: в слепленных «на скорую руку» вагон-городках, домиках-засыпушках (балках), создающих на профессиональном языке пожарных «горючую среду».

Перед пожарной охраной округа стояла непростая задача: наряду с существующей инфраструктурой городов, населенных пунктов обеспечить пожарную безопасность нефтегазового комплекса. Сил и средств для решения поставленной задачи было крайне недостаточно. Штат городских и районных инспекций составлял 2-3 человека. Численность Сургутского, Нижневартовского отделений госпожнадзора составляла по 5 инспекторов. Транспортных средств за исключением нескольких мотоциклов «Урал» и шлюпок с подвесным мотором не было. Да и у самих опыта было маловато.

«В то время опыт мы «собирали» по крупицам, откуда только было возможно! — вспоминает Кузнецов. — Главным и у нас, и в округе был Иван Иванович, старше его по опыту работы, наверное, никого и не было. Конечно, работали и Николай Хомутов в Сургуте, и Василий Федосов в Березово. Но это были люди на периферии. И встречались мы с ними только в командировках. «Генератором идей» был Иван Иванович. И для меня как, впрочем, и многих специалистов в округе, учителем и наставником был именно он».

К началу 70-х годов сложилась чрезвычайно сложная ситуация с обеспечением противопожарной защиты городов и населенных пунктов округа. При одновременном развитии нефтегазовой промышленности и военизированной пожарной охраны практически отсутствовали силы и средства, обеспечивающие защиту населенных пунктов от огня. Кривая статистического анализа пожаров и гибели людей резко поднялась вверх.

«Как мы справлялись в то время с пожарами в жилье – наверное, это и самый трудный вопрос и самый трудный участок работы, — рассказывают ветераны. — Ведь пожар в жилье – это не какая-то случайность и всегда связан с огромными социальными проблемами! Для проживания людей в округ везли сборные дома, вахты УНИМО СУ-80, «Бранденбург», вагоны-бочки с решетками на окнах, железнодорожные вагоны, переоборудованные под стационарное использование, подключали временные тепловые и электросети. В этих условиях жили люди, которые не были адаптированы к нашим северным условиям. Как можно предупредить пожары, не учитывая социальные проблемы!»

Оба вспоминают пожары в 14-м квартале в районе 95-й автобазы в Нижневартовске, когда сгорали по 67-80 жилых вагончиков, или как боролись против ввоза в страну общежитий вахта УНИМО СУ-80: «Здание удобное, собирается быстро, но обладает рядом пожароопасных факторов! Вахты изготавливали из прессованной плиты, так называемого совелита. Опасность эти строения представляли, когда начинали не гореть, а тлеть. При тлении выделялись очень концентрированные газы, вплоть до содержания паров синильной кислоты. И где бы в округе не происходил пожар в таких общежитиях – он всегда сопровождался гибелью людей. Вот с этими «вахтами» мы, как могли, боролись!»

Оба вспоминают пожар на нефтяном месторождении в Нижневартовском районе, когда при пожаре в таком общежитии погибли 6 человек. «Я этим пожаром занимался больше месяца, — рассказывает Иван Иванович. – Тогда выстроенное общежитие заселили водителями, прибывшими на отсыпку дорог и кустовых площадок месторождений.  Мужики привезли спирт в бочке, который поставили в кладовку рядом с лестничной клеткой. Ночью они пошли в эту кладовку, налили из бочки тазик спирта и при выходе решили подсветить, чтобы посмотреть, сколько спирта в тазу. Этот таз у них упал и вспыхнул. Успел спастись только один из них».

Сколько писем было направлено в Москву от молодых инспекторов, чтобы отменить поставки на Север опасных быстровозводимых зданий, и они сумели доказать опасность таких конструкций и добиться, чтобы общежития УНИМО СУ 80 на территорию Ханты-Мансийского округа не поставлялись.

Города округа застраивались в основном двухэтажными «деревяшками», заселяли их еще недостроенными. Но… как быстро эти дома строились, с такой же быстротой они и горели… Например, только в Нефтеюганске за 10 месяцев огонь уничтожил 8 новых деревяшек! И каждый пожар был не похож на другой.

Работали тогда буквально на износ. Проводили инструктажи в жилье, раздавали памятки, выносили предложения об усилении мер пожарной безопасности на рассмотрение городских, районных исполнительных комитетов партии. Но эффекта такая работа практически не давала.

Было трудно, но никто не жаловался, работали и справлялись со всеми задачами, осуществляли госпожнадзор на всех объектах и стройках, выезжали в командировки. Команда отдела работала с четким убеждением: спасать людей и имущество лучше не на пожарах, а от пожаров. Нефтяники уже начали работать широкомасштабно, поэтому приходилось выезжать с контрольными функциями на строительство нефтяных товарных парков, резервуаров, дожимных насосных станций. Да и пожарную безопасность городов и населенных пунктов необходимо было обеспечить. Но с таким «дефицитом» инспекторского состава на местах нельзя было решить эти проблемы. «Обстановка в округе нас заставляла думать, что-то предпринимать, искать новые формы работы, — рассказывает Александр Федорович. – Стали собирать бригады для оказания практической помощи на местах. Это была идея Ивана Ивановича, к тому времени уже возглавлявшего отдел пожарной охраны. Сначала выезжали всем отделом. Потом стали комплектовать бригады по 10-15 человек, привлекая своих коллег из других городов. Едем в один район, работаем 10-15 дней, проводим комплексные обследования, проверяем все, что есть в населенном пункте – от жилья до отрасли. Такие меры оказали существенное влияние на стабилизацию обстановки с пожарами».

В командировках Коваль и Кузнецов проводили по 100-120 дней в году. «И если вдруг я не выезжал в командировку больше 10 дней, то мне уже чего-то не хватало, я места себе не находил!» — смеется Александр Федорович.

В последующем такая работа вошла в практику не только на территории Ханты-Мансийского округа, но и по всему Советскому Союзу согласно директиве Главного управления МВД СССР.

После пожара в Управлении технологического транспорта № 2 г. Нижневартовска в январе 1982 года, когда сгорело 102 автобуса, и нефтяники лишились технологического транспорта по доставке рабочих смен на месторождения, в комплексных бригадах работало уже более 100 человек. И вновь основным в работе стал анализ предпосылок, причин и последствий этого самого масштабного пожара на территории округа, чтобы в будущем не допустить подобного.

В 70-е годы в Тюменском областном управлении пожарной охраны, куда входил Ханты-Мансийский отдел, существовало две параллельные структуры, решающие каждая в отдельности поставленные задачи. Пожарная охрана по охране производственных объектов нефтедобычи, энергетики (отряды военизированной пожарной охраны) и государственный пожарный надзор, осуществляющий надзорные функции и защиту городов и населенных пунктов от пожаров.

«Пожарная охрана, обеспечивающая безопасность городов и населенных пунктов, развивалась тяжело, — вспоминает Иван Иванович. — На государственный пожарный надзор на местах были полностью возложены функции органа управления этой пожарной охраной. Численность профессиональной пожарной охраны была ничтожно мала, оснащения – никакого!»

К примеру, в Березово пожарная часть располагалась в старом, просевшем здании. И чтобы поставить в бокс пожарную машину, нужно было выкопать две глубокие колеи до основания машины – и в гараже, и на въезде  — и только тогда машина могла заехать в гараж.

Или в Нягани существовало пожарное депо на один выезд. «Мы даже проекта такого нигде не видели!» — восклицают ветераны. В маленькой комнатушке – 9 человек личного состава, там и боевая одежда, и снаряжение, и умывальник, и кухня. «Боевки» сушатся на электрообогревателях. Затем пожарные перешли в арочный склад, который утеплили на скорую руку,  поставили внутрь вагончик и технику. А для того, чтобы техника зимой не замерзала, использовали обогреватели.

«Где мы только не поднимали этот вопрос. И в горкоме партии, и в обкоме партии! Не могли решить вопрос по строительству нормального пожарного депо в Нягани.  А если вспомнить какое количество пожаров там происходило! Мы же не выезжали оттуда!» — вспоминают ветераны.

Со временем положение «спасли» нефтяники. Установки подготовки нефти пропускной способностью более 7 миллионов тонн в год, в соответствии с постановлением Совета министров, должны были в обязательном порядке обеспечиваться подразделениями пожарной охраны. И именно за счет того, что эти подразделения стали привлекаться к тушению пожаров в населенных пунктах, была обеспечена безопасность городов.

Удалось добиться 1983-1985 году и привлечения инструкторского состава отрядов военизированной пожарной охраны к профилактической работе в населенных пунктах. «Существовал такой парадокс, — продолжает Александр Федорович. — На охраняемых объектах численность инструкторского состава в несколько раз превышала инспекторский состав государственного пожарного надзора. А объем работы был гораздо меньше. Например, на дожимной насосной станции. За пределы своего объекта с профилактической работой они не выходили».

И только благодаря настоятельным письмам, направленным в МВД СССР, и упорству начальника областного управления пожарной охраны А.В. Вязниковцева в порядке эксперимента работу органов пожарной охраны объединили.

«Была образована «организационно-функциональная структура пожарной охраны». Для ее защиты я специально выезжал в Ленинград, после чего функции государственного пожарного надзора были возложены и на инструкторский состав объектовых частей», — поясняет Коваль.

Благодаря этому стали формироваться комплексные бригады по обследованию объектов нефтедобычи, строительных трестов, предприятий, населенных пунктов, что позволило в более широком масштабе осуществлять надзорные функции, принимать необходимые меры.

Время интенсивного строительства в округе городов, поселков, автомобильных и железных дорог особенно хорошо запомнилось Ковалю и Кузнецову, которых, собственно, трудности никогда не пугали. В течение многих лет они вместе преодолевали любые сложности, стремясь непременно победить,  решить любую проблему, во что бы то ни стало достичь поставленной цели.

Военизированные пожарные части создаются практически во всех городах, начинают строиться пожарные депо не только на объектах добычи нефти и газа, но и в населенных пунктах, приобретается техника, оснащение. Профессиональные пожарные части уходят в прошлое. Ряды окружной пожарной охраны пополняются молодыми специалистами, заинтересованными в успехе общего дела.

«Сначала был образован 1 отряд в Сургуте с пятью частями в Сургуте, Нефтеюганске, Нижневартовске, Урае, Игриме. Затем создался 2 отряд в Нижневартовске, — рассказывает Александр Федорович. – А в связи с тем, что месторождение северного Варьегана считалось очень «коварным», специально для ликвидации газонефтяных фонтанов на этом и Самотлорском месторождениях создали специализированную зональную военизированную пожарную часть для тушения газонефтяных фонтанов. На базе частей первого отряда стали создаваться и другие отряды. Позже всех образовался 7-й отряд в Советском районе».

Поддержку в создании подразделений пожарной охраны оказывали и главы городов. Например, в Нижневартовске Юрий Иванович Тимошков обеспечил финансирование численности пожарной охраны в городе, продолжателем его стал Борис Сергеевич Хохряков, глава администрации г. Сургута Александр Леонидович Сидоров.

Расширялся и состав отдела пожарной охраны, который в разные годы был и отделением пожарной охраны, и отделом, и противопожарной аварийно-спасательной службой. В 1997 году коллектив ПАСС добивается создания Управления Государственной противопожарной службы УВД Ханты-Мансийского автономного округа.

«С увеличением численности состава подразделений пожарной охраны в округе увеличилась и годовая потребность в обучении пожарных, — рассказывает Александр Федорович. — Возникла необходимость создания полноценного Учебного центра».

В 1998 году руководство УГПС и отряда ГПС №1 обращаются с ходатайством к губернатору округа Александру Васильевичу Филипенко и мэру города Сургута Александру Леонидовичу Сидорову создать самостоятельный учебный центр на базе существовавшего тогда филиала Учебного центра УГПС УВД Тюменской области. Руководители округа и города с пониманием отнеслись к проблемам пожарных. Губернатор обратился в Главное управление ГПС МВД России с предложением создать Учебный центр Ханты-Мансийского округа и его создали.

На протяжении тридцати шести лет,  вплоть до увольнения на пенсию, Коваль Иван Иванович и его заместитель Кузнецов Александр Федорович работали бок о бок. Служба их сделала не только напарниками, но и соратниками, людьми, понимающими друг друга с полуслова.

С теплотой ветераны вспоминают своих коллег, с которыми пришлось трудиться:  Калинкина Г.И., Коновалова Ю.Ф., Бакшеева А.С., Самойлова С.Л., Гонохова В.Н., Матюшенко А.П.. Вязниковцева А.В., Подушко В.Г., Велижанина А.И., Маркина И.Н., Ибрагимова А.Г., Ванземиллера В.Р., Филиппова Ю.А., Нелюбова В.А. и многих других.

Каждый из них считает выбранную профессию – одним из главных достижений в своей жизни. Наверное, поэтому у них никогда и  не возникало сомнений в том, что делают что-то неправильно

«Самое главное — это ответственность за то дело, которое ты делаешь. Каждый должен стремиться познать все тонкости своей работы и честно ее выполнять»,- считают ветераны.

5

 

20

6

7

8

Добавить комментарий